Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За всё благодарите (1 Фес 5, 16 - 18)
Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За всё благодарите (1 Фес 5, 16 - 18)
Rambler's Top100

Богородице-Рождественский Бобренев монастырь


Бобренев монастырь В 1654 году архидиакон Павел Алеппский, секретарь Антиохийского Патриарха Макария, сопровождавший Святейшего в его путешествии по России, записал в своём дневнике: «По ту сторону реки, насупротив города, стоит великолепный монастырь, весь выбеленный, с высокими куполами, во имя Рождества Богородицы. А трапезная церковь в честь Ваий». Любой путешественник может увидеть и сегодня: за Москвой-рекой, среди широких полей приветливо светится голубовато-белый островок. Небольшой монастырский городок, обнесённый белёной кирпичной стеной с островерхими башенками. Внутри - два храма: один старинный, в честь Рождества Богородицы, с шатровой колокольней (то, что мы видим сейчас - его «окончательный вариант» XVIII столетия), и большой, лазурного цвета собор Феодоровской иконы Божией Матери, выстроенный во второй половине XIX столетия. Кроме этого - длинные двухэтажные монастырские кельи, небольшие хозяйственные постройки, остатки кладбища - несколько белокаменных и мраморных надгробий - вот, пожалуй, и всё.
огородице-Рождественский монастырь - обетный, основан Московским князем Дмитрием Ивановичем, прозванным «Донским» за победу на Куликовом поле. В честь этой победы, по преданию, и был здесь основан монастырь в честь Рождества Богородицы - ведь именно в этот праздник (8 сентября по старому стилю, 21 - по новому) состоялась легендарная битва, принёсшая первую победу русскому войску, а захватчикам-ордынцам - первое поражение. Второе название монастыря загадочно: то ли оно произошло от расположенного под самыми его стенами села Бобренева, то ли уже сам монастырь дал название селу. Многие связывают это название с именем княжеского воеводы Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского, который, будто бы, и осуществил саму постройку. Но каким образом «Боброков» монастырь мог превратиться в «Бобренев», не знает никто. Вместе с тем, в документах того времени упоминается некий Андрей Гаврилович Бобрыня (или Бобруха), из славного боярского рода Андрея Кобылы, имевшего, между прочим, обширные землевладения в Коломенском уезде. Был ли Андрей Гаврилович каким-то образом причастен к строительству монастыря, сказать невозможно, однако расположенное рядом село ещё в XVIII веке называлось деревней Бобрухиной.
Первоначально монастырь был особножительным: каждый из его обитателей самостоятельно справлялся с хозяйством, общей трапезы не было. Позднее, как и большинство монастырей в России, он перешёл на киновиальный, то есть общежительный устав. В конце XVIII века, до самого упразднения Коломенской епархии, монастырь служил летней резиденцией владык. В это же время, «благодаря» екатерининским реформам, коломенские обители пришли в упадок. Бобренев монастырь уцелел, а вот Старо-Голутвин закрыли. Вскоре два мужских монастыря объединили в один, который стал называться Бобренево-Голутвинским. В течение двух лет в нём подвизался всего лишь один иеромонах, но вскоре приехало несколько монахов из Пешношской обители, во главе со строителем Самуилом, который немало способствовал обновлению обители. Шли годы. XIX век, по свидетельствам многих историков, стал настоящим ренессансом русского монашества. Время безжалостно стёрло с Коломенской земли Петропавловский монастырь, находившийся, судя по писцовым книгам, в нынешних Запрудах, женский монастырь Святых жён-мироносиц, располагавшийся где-то на территории кремля. Обитель во имя Всемилостивого Спаса перевели в другое место, а оставшийся храм уже много лет действовал как приходской. Зато в оставшихся монастырях кипела жизнь: стараниями монахов-строителей (так именовался настоятель монастыря, не имевший игуменского сана) ремонтировались старые постройки, возводились новые. На территории Бобренева монастыря в 1860 году был воздвигнут храм во имя Феодоровской иконы Божией Матери. Список с этого чудотворного образа долгое время находился в небольшой часовенке на въезде в Коломну, у Московской заставы. В 1813 году его перенесли в монастырь, устроив Феодоровский придел в действующем храме Рождества Богородицы. У этого чтимого образа происходили исцеления, которые нельзя было расценить как простые совпадения - иные против всякой медицинской науки не только того времени, но и современной. Деньги на строительство величественного Феодоровского собора дал известный коломенский благотворитель купец Д. И. Хлудов.
С приходом Советской власти запустение монастыря наступило очень быстро. В 1921 году его официально закрыли, но, вплоть до 30-го года, храмы действовали как приходские, окормляя жителей Бобренева и других ближайших деревень. Есть сведения, что с 1924 по 1930 год, с благословения недавно прославленного Коломенского епископа, Святителя Феодосия (Ганицкого) здесь тайно велась монастырская жизнь. Но, как ни сопротивлялась Церковь, являя подлинную высоту духа многих своих представителей, монастыри и храмы всё же продолжали закрываться. Бобренев, как и другие коломенские обители, разграбили, «национализировав» драгоценные кресты, ризы с икон и Евангелий, даже богослужебную утварь. Кельи и хозяйственные постройки приспособили под иные нужды. Какое-то время здесь находились общежития. На одной из старых фотографий можно разобрать над входом в один из келейных корпусов вывеску: «Магазин». Богородице-Рождественскую церковь превратили в мастерскую по ремонту сельскохозяйственной техники. Дольше всего служил «народному хозяйству» бывший Феодоровский храм: здесь, как и во многих других церквах по всей стране, устроили склад удобрений. А для того, чтобы трактору было удобно заезжать туда, сделали широкий проход через алтарь, проломив для этого восточную стену храма. С 60-х годов обитель, взятая под охрану государства, никак не использовалась и стояла в запустении. Жизнь покинула её. Облупились некогда белые стены, обветшали и рассыпались старинные постройки, оба храма стояли без кровли.
Когда в 1992 году этот клочок израненной земли передали Церкви, сюда приехал митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Картина разорения, открывшаяся его взору, была столь печальной, что, как признавался владыка, у него были большие сомнения по поводу возможности когда-либо восстановить обитель. И всё-таки было принято правильное решение - Богородице-Рождественский Бобренев монастырь вновь стал действующим. Понемногу восстановили сначала старинный храм Рождества Богородицы, один из корпусов, ограду, затем принялись за Феодоровский храм, более всего пострадавший, буквально изъеденный удобрениями. Когда-то он привлекал паломников не только чудотворным списком Богородичной иконы, но и своей удивительной акустикой, которую нельзя было объяснить ни архитектурными особенностями постройки, ни древними секретами, ко времени его построения уже давно и прочно забытыми. Во время церковных служб под его сводами звучало необычное многоголосное эхо, словно подпевавшее монастырскому хору. Странное явление прозвали «хором ангелов», послушать его приезжали издалека. Через некоторое время после того, как монастырь открыли вновь, «ангельский хор» зазвучал Рождественском храме, в его древнейшей части - четверике. Когда же был восстановлен и Феодоровский собор, удивительное эхо исчезло. Наоборот, все звуки там как бы «уходили в вату». Но прошло немного времени, и в соборе, намоленном монастырской братией и прихожанами из Бобренева, Коломны и ближайших деревень, опять появился «ангельский хор», так что даже пение одного человека во время службы кажется многоголосым. Взамен утраченного в годы гонений чтимого списка Феодоровской иконы здесь появился одноимённый образ современного письма. Его привезла одна женщина из Москвы, рассказав, будто увидела во сне, что должна передать монастырю именно эту икону. Поначалу монахи не обратили на неё особого внимания, пока не почувствовали замечательный молитвенный настрой, исходящий от этого образа. Икону повесили на видном месте, потом поместили в оклад. Теперь перед ней молятся и насельники монастыря, и, конечно, паломники, получая утешение в скорбях. Особенно полюбили «Фёдоровскую» женщины: есть множество свидетельств о помощи в чадородии, о чём говорят и многочисленные «привесы»: драгоценные украшения, переданные в дар благодарными прихожанками.
Если смотреть на Бобренев с противоположного, «коломенского», берега Москвы-реки, поражаешься красоте открывающегося вида. Среди бескрайних полей, вольно раскинувшихся на замоскворецких просторах, издалека видны, словно игрушечные, его храмы и башенки, окружённые монастырской стеной, словно крепостным валом. Совсем ещё недавно - краснокирпичные, сейчас - белые. Недаром «Вид на Бобренев монастырь» - излюбленная тема не только коломенских, но и заезжих художников, а специалисты считают его уникальным ландшафтным памятником, нуждающимся в тщательной охране.

Новости
Богородице-Рождественский Бобренев монастырь